Отзывы о катании на «Роза Хутор» в сезоне 2015-2016 оставляем здесь, в комментариях. Самые информативные — хоть негатив, хоть позитив — опубликуем на главной странице, отдельным постом. Ниже мои впечатления, которые я постарался максимально сгладить.

Моё персональное открытие сезона произошло 20 декабря, в воскресенье. Суббота не рассматривалась, из-за гарантированного аншлага — сочинцы, пережившие Олимпиаду, очереди чуют заранее… словно звери землетрясение. Новогодние праздники вообще исключил из планов катухи, как развлечение для мазохистов.

На склоне планировал оказаться первым и почти выполнил намеченное. Опоздал на час, но в гондоле ехали вдвоём с напарником, больше желающих не было. Впереди и позади вагончики шли пустые. Это радовало.

GOPR1996_1920

Сразу оговорюсь, что не планировал устраивать тестирование сервисов и трасс курорта «Роза Хутор»: ехал катать, пропустив целых два сезона из-за разных неурядиц, в том числе, всё той же Олимпиады, будь она трижды благословенна. Кто не катал хотя бы сезон, имея десять лет бордерского стажа — тот поймёт моё состояние чукотского воробья, дождавшегося первых лучей весеннего солнца. Выжил, дотянул, дотерпел!

Утро встретило плотной облачностью. От Адлера начался дождь, что радовало и огорчало одновременно: снег наверху распугает начинающих, но и нам будет мешать на верхах.

Насчёт парковки долго не гадали. Во избежание хлопот, заехали в ближайшую к «ратуше», экономя на нервах и времени. 400 рублей за день. Самый известный паркинг, открытый возле нижней станции канатных дорог ещё в 2013 году и тогда бывший бесплатным, теперь стал почему-то относиться к категории ВИП и стоит 800 рублей за тот же день. Кстати, идти к вагонам от него дольше. Может там мойка автоматическая или лобовое протирают?

В паркингах работают бесплатные туалеты. Вполне чистые, во всяком случае с утра. Никаких скамеек или иных приспособлений для комфортного переобувания на этажах так и не появилось, за три года. Видимо, подразумевается, что в сноубордических или лыжных ботинках надо ехать сразу, из дома.

На посадке пусто. Охрана одета в сверхпопулярном стиле «милитари», рамки, металлоискатели, вопросы, профессиональная подозрительность: — не, ну а чо, курорт же!? Ребята корректны настолько, насколько позволяет интеллект. Они без особого смысла ищут террористов, мы без особого смысла им подыгрываем. Но, им за этот театр хотя бы платят…

GOPR1997_1920


Доски с собой, в вагон, категорически нельзя. Сюрприз. Если собирались покрутить крепления и проверить затяжки — не получится. Стафф едет только снаружи. И на верхних канатках также, невзирая на пустые вагоны.

Спорить бесполезно. Причём, это относится к любым вопросам, на любом уровне. Персонал «Роза Хутор» копирует стиль саппорта «Ростелекома»: единственная их задача — не допустить контакта клиента с менеджментом курорта. Могут они решить проблему или не могут — не важно. Главное, чтобы клиент разговаривал только с ними. Этот странный процесс постижения всеобщего незнания и есть «поддержка».

Впрочем, качество сервиса совершенно «до лампочки», когда ноги встёгиваются в крепы. Восторг! Ещё секунда и…

GOPR2001_1920


И лопается один из четырёх пластиковых ремешков, на креплении. Задняя нога держится на одном ремне. Печально, но не смертельно. Мы медленно спустимся с этой горы вниз и… найдём ремень в прокате или купим в магазине. Ничто не испортит нам праздник. Огонь!

Хотя, кисло конечно. Чутьё подсказывает, что утро перестаёт быть томным.

GOPR2002_1920


Трассы на «Розе» всегда будут для меня загадкой.

Дело в том, что все лыжники делятся на две категории: одни мечтают стать бордерами и станут ими когда-то, поэтому нашего брата уважают. Другие мечтают, но не станут — поэтому бордеров стараются сжить со свету. Спуски «Розы Хутор» проектировали вторые.

Нет никаких знаков, что впереди, за поворотом, начинается горизонталь на 200-300 метров. Нет табличек, что бордерам сюда нельзя, потому что трасса только для малодушных лыжников. Зато есть предупреждения, что надо сбавить скорость. Закономерности искать бессмысленно, запомнить нереально. Особенно, когда сверху сыпет крупа, визуально нет рельефа и ты открываешь долгожданный сезон. Ладно, попрыгаем по равнинам…

9_4459


Первый старт получился скомканным. С отметки «1600» до «Роза Плато» доехал только один ремень креплений. Дешёвый «Найдекер» продержался десять лет, в самых жёстких условиях, и погиб в столкновении с вероломным лыжником. Недешёвый китайский «нонейм» развалился без предупреждений, даже не вкусив прелестей борьбы за пухляк. Поневоле превратишься в «анонимного покупателя».  И я отправился на поиски…

Из магазинов на «Роза Плато» есть только «Кант». Не теряйте времени, обходите стороной. В продаже самый «мажорный» ширпотреб. Странно, что нет памперсов. Продавец не вполне осознаёт устройство бордических креплений и ещё меньше понимает, что есть в магазине, в наличии.

Дальше — информационный центр. Девушки больше симпатичны, чем полезны, но ближайший рабочий прокат подсказывают. Это «Буртон». У меня такая куртка, значит я свой, значит помогут. Надо верить!

Обходим здание, встречаемся с очередным обаятельным менеджером. Девушка улыбчива и скромна, как офицер Джина Лоллобриджида. Сама собой возникает мысль, что сюда нужно приезжать жениться, а не катать:

— Ничем не можем помочь, специалист будет в понедельник, подсказать не могу, поищите внизу.

Ещё полчаса разговоров — с инструкторами, контролёрами, барменами, уборщицами… — и мы едем вниз, искать магазин. Катуха под вопросом. Расходный материал, копеечные пластиковые детали здесь купить сложнее, чем кокс.

Внизу выясняем, что быстрее всего мне помогут в самом упакованном прокате. Там разводят руками и отправляют к соседям. Соседи разводят руками и объясняют, что с этой проблемой я сегодня далеко не первый. Арендую крепления в сборе, крайние на сегодня. Всё уже разобрали, потому что ремни рвутся, подражая бордерским нервам.

500 рублей, настоящие Rossignol, нужен залог, документы или хотя бы 10 тысяч рублей, а таких денег нет. И документов нет. Накручиваю километраж: за ключами, на парковку, назад. Час дня. Проблемы позади. Начинаем катать.

Вернувшись на склон, понимаю что локации заметно уплотнились. Внизу тесно и дождь, наверху сумрачно и снег. Терпения хватает на пару спусков. Сезон открыт. Пора домой.

ВЫВОДЫ

1. Пожалуй, самое яркое впечатление — туалеты на «Роза Пик». Дверь мужского отделения открывается так, что перед теми, кто идёт по коридору, внезапно оказывается ряд мужчин, «отливающих» в писсуары. Мимо идут исключительно женщины, потому что им нужно дальше, по коридору.

Дверь на мужской туалет можно вообще не вешать: люди двигаются плотным потоком, она практически не закрывается. Дамы отворачиваются. Юноши краснеют.

Курорт мирового уровня. Олимпийская столица. Не сомневаюсь, что авторы проекта хорошо образованы и достигли высот профессии. А иначе как такое придумать?

2. В кресла канатных дорог можно сесть только с пристёгнутой к одной ноге доской. И спрыгивать так же. Бордеры со стажем ворчат, прыгают, падают. Новички уверены что так и надо, спрыгивают, падают на бывалых бордеров. На них валятся лыжники, потому что спрыгивать некуда, везде копошатся сноубордисты. Персонал подъёмников умоляет покинуть место высадки и лишается премий. Управленцы констатируют, что персонал — дебилы. Все заняты делом. Только платят за это не всем.

3. Некоторые кресельные подъёмники оборудованы автоматическими пластиковыми «фонарями»: через десяток секунд после посадки, сверху опускается рама, закрывающая пассажиров от непогоды.

Никаких предупреждений о работе механизма нет. Персонал нем, табличек не видно, сирена не воет. Мой сосед по креслам, не раз бывавший на европейских горнолыжных курортах, получил по лицу металлической дугой этой конструкции: когда она начала падать, он как раз посмотрел вверх.

4. В выходные дни самые квалифицированные специалисты отдыхают. Это нормально и не надо приезжать катать в уик-энд. Вы, своим присутствием, будете беспокоить топ-менеджмент. Вдруг в понедельник война, а они устали…

5. Трассы «Роза Хутор» опасны, из-за разгильдяйства ответственных лиц. Местами, на обрывах нет ограждений. Именно нет, совсем. Они не упали, их не замело. Большая часть опасных деревьев не закрыты амортизационными материалами — видно, что закрывали для отчёта, каждое десятое, к примеру. На видео, ниже, можно убедиться, с отметки 0:40.

В «бутылочных горлышках» — ледовые катки. Причём, там где установлены предупредительные баннеры, трассы делают крутые повороты, не более того. А вот участки льда никак не обозначены. Вылетев на такой участок, затормозить может только опытный спортсмен, со свежим кантом. Прочие останавливаются как могут.

Самое опасное здесь — те, кто уже упали и не успели покинуть трассу. В основном, это женщины и дети, с минимальными навыками. И горе-инструкторы, которые тут же проводят теоретические занятия.

Разумеется, статистики травматизма в публичном доступе нет. По моим оценкам, «Роза Хутор» далеко обходит Домбай по этим показателям.

6. Склоны «Розы» — да и вообще полянские склоны — переполнены. Даже сейчас, в низкий сезон. Жилой фонд всех сочинских отелей (и старых, и новых) в 4-5 раз превышает ёмкость горнолыжных трасс. Не считая самих сочинцев, которые тоже не прочь покатать.

Новые трассы строить негде. Даже если раскатать нацпарк и заповедник, это не решит проблемы. Горы здесь низкие. Сезон недолог.  Три месяца условной зимы, на наших глазах, превращаются в бесконечный новогодний аншлаг. Со всеми «советскими» атрибутами: очередями, скандалами, потерями денег и времени.

Пока в Поляне работали мелкие частные гостиницы, спрос и предложение регулировались естественным путём. Сейчас регулировками занялись два монополиста: «Интеррос» и «Газпром». Убытки оплачивает бюджет. В итоге, получилась Швейцария с балалайкой, слепленная из навоза и олимпийских мистификаций.

Восемь минут любительского видео, снятого для визуализации отчёта, на склонах «Роза Хутор». Без эффектов и комментариев.

 

РЕЗЮМЕ

Перед Олимпиадой было примерно также: народу поменьше, сервис похуже, ожидания радужней. Спустя три года, становится ясно, что все позитивные изменения исчерпаны. Курорту некуда и незачем развиваться. Конкурентов нет; телевизор — главный справочник россиян; Домбай и Приэльбрусье не вызывают у обывателя приятных ассоциаций.

«Роза Хутор» — типичное олимпийское наследие, сколоченное тремя ударами топора, без шлифовки. Чтобы было.  Чтобы не ударить в грязь лицом. И развивается курорт по «программе импортозамещения». Логике здесь не место.

 

02


Дополнено 4 января 2016 года

В минувшие субботу и воскресенье, 2-3 января, время ожидания в очередях на «Роза Плато» составляло до полутора часов, в первой половине дня.